Отцы узнали о своих правах

Отцы узнали о своих правах

Клуб самостоятельных отцов

Юлия Садовская

После громкого скандала Орбакайте и Байсарова, которые несколько месяцев делили в суде общего сына Дени, в московские адвокатские конторы стали чаще обращаться мужчины, желающие после развода воспитывать детей самостоятельно.

До недавнего времени адвокаты по бракоразводным процессам работали в основном по имущественным и «алиментным» делам. Теперь предметом дележки стали ещё и дети.

Во время слушаний по делу Дени Байсарова, которые проходили не где-нибудь, а в Госдуме, была приведена статистика: в России ежегодно проходит около 18 тысяч судебных процессов по «детским вопросам». Однако определение места жительства ребёнка составляет очень небольшой процент от этих дел, обычно речь на таких процессах идет о размере алиментов или графике встреч с ребёнком. По разным данным, от шести до девяти миллионов юных россиян живут в неполных семьях, но лишь в 10% случаях неполная семья — это семья, где детей воспитывает папа.

Буквально за последние несколько месяцев количество обращений мужчин к юристам с целью помочь отсудить ребёнка у бывшей жены выросло в десятки раз. Об этом говорят сами московские адвокаты. В юридических конторах появилась новая услуга — соглашение об определении места жительства ребёнка. Сейчас эти соглашения входят в моду и занимают свою нишу на рынке юридических услуг наряду с брачными контрактами. В соглашении обычно прописывается порядок встреч матери с ребёнком, условия его общения с родственниками со стороны матери (вплоть до полного запрещения этого общения), разговоры с ребёнком по телефону. Особо рьяно настроенные против бывших жён мужья просят юристов включить в соглашение об определении места жительства ребёнка пункт, запрещающей матери вывозить ребёнка за территорию Москвы без нотариально заверенного согласия отца. И это правомерно. Если мать, например, захочет после подписания такого соглашения съездить с ребёнком в гости к бабушке в Подмосковье и не получит письменного согласия на это отца, то она нарушит свои обязательства по соглашению, что непременно влечёт санкции вплоть до ещё большего ограничения общения с ребёнком. Примечательно, что подобные соглашения об определении места жительства ребёнка некоторые родители подписывают, находясь в браке.

Моду на такие соглашения прокомментировал адвокат по бракоразводным процессам Олег Скворцов, представитель московской коллеги адвокатов.

«После прецедента, созданного Русланом Байсаровым, участились случаи обращения к нам мужчин, которые хотят, чтобы дети в случае развода жили с ними. Более того, не все они собираются разводиться. Как правило, это семьи, где отец намного старше матери ребёнка. Раньше такие соглашения тоже заключались, но не больше пяти—десяти в год. Сейчас этот показатель чуть ли не ежемесячный.

А количество обращений в суд от мужчин, которые уже после развода хотят отсудить детей у бывших жён, возросло в десятки раз. Более того, я думаю, что это только начало и что скоро количество таких исков станет ещё больше. Быть отцом становится модно — это во-первых. Во-вторых, сейчас не 1990-е годы, и уклоняться от алиментов стало намного сложнее, поэтому кому-то выгоднее будет самостоятельно содержать ребёнка, чем отдавать до 35% доходов бывшей жене, ну а в-третьих, и это самое главное, мужчины наконец узнали о своих правах. Вы представляете, не все мои клиенты до этого случая с Байсаровым знали, что имеют равные права с бывшими жёнами на общих детей! Некоторые думали, что у нас до сих пор, как в Советском Союзе, ребенок всегда остаётся с матерью. Достаточно было создать прецедент, а дальше, я вам обещаю, количество отцов, которые захотят оставить детей жить с собой, станет ещё больше!»

Говорит об этом юрист очень радостно, как будто именно так и должно быть. То ли из мужской солидарности, то ли оттого, что теперь у него прибавится клиентов, то ли и правда видит в этом какой-то прогресс.

Солидарна с ним и Зарема Кайтматова — специалист по семейным спорам. Она тоже отметила, что с сентября количество обращений мужчин, желающих определить место жительства детей у себя в доме, резко увеличилось.

«Раньше разведённые мужчины обращались в основном с просьбой в помощи установления графика встреч с детьми, часто доводилось вести споры о пересмотре размера алиментов, об установлении порядка общения с ребёнком того родителя, который проживает отдельно. За последние несколько месяцев не меньше десяти мужчин обратились с просьбой представлять их интересы в суде по определению места жительства ребёнка с ними. Был случай, когда ребёнка оставили с отцом, несмотря на существенную разницу в доходах мужа и жены (она зарабатывала больше) и разницу в жилищных условиях (у неё квартира большей площади), только лишь на том основании, что работающий на полставки на госпредприятии отец может больше времени уделять ребенку, чем мать — бизнес-леди, которая вышла на работу, когда ребёнку было полгода», — говорит Зарема Кайтматова.

По мнению Заремы, в такой ситуации нет ничего плохого. Она считает, что желание мужчин воспитывать своих детей — хороший показатель, к тому же, оставив ребёнка с отцом, женщине будет легче выйти замуж повторно.

«В мусульманских семьях разводы — редкость в принципе, но тем не менее если развод всё же происходит, то дети остаются в доме своего отца, и это никого даже не удивляет. Женщине сложнее дать ребенку всё необходимое, оставшись одной, без мужа, чем мужчине, который остаётся без жены», — говорит Зарема.

Увеличение интереса мужчин к воспитанию собственных детей отмечает и Кира Ермолаева, юрист адвокатского бюро «Лившиц, Лечбинская и партнеры».

«Отцы и матери имеют равные права на воспитание детей — в этом нет ничего удивительного. В Европе отцы-одиночки уже ни для кого не редкость. К нам стали обращаться и семейные пары, которые пришли к добровольному соглашению об определении места жительства детей с отцом в случае развода», — говорит Кира Ермолаева.

Раньше ни у кого не могло быть сомнений, что ребёнок после развода остается жить с матерью, а все остальные случаи — исключение из правил, причём, надо заметить, исключение из ряда вон выходящее. Раньше для того, чтобы суд определил место жительства ребёнка с отцом, матери нужно было быть проституткой, наркоманкой, больной неизлечимым заболеванием… Сегодня ей достаточно быть просто студенткой. Или безработной. Или жить в съёмной квартире. Первых трёх пунктов достаточно для того, чтобы место жительства ребёнка суд определил с отцом. В современной российской судебной практике такие случаи не редкость. В неформальной беседе со знакомым адвокатом я узнала, что «была бы хоть какая зацепка типа нероссийского гражданства или отсутствия собственного жилья у матери — и дело почти на сто процентов выигрышное для отца». Адвокат этот, к слову, среди всех бракоразводных споров старается браться именно за дела по определению места жительства детей. «В эти игры, как правило, люди играют не просто так: обычно за желанием отца оставить ребёнка с собой стоят немалые алименты. Если дело оказывается выигрышным, то человек готов дать достойное вознаграждение», — говорит сотрудник известной московской адвокатской конторы.

История 20-летней украинки Марины Клеменко служит отличной иллюстрацией к словам этого адвоката. Марина в 18 лет вышла замуж за обеспеченного московского парня Мишу и, бросив в Украине институт, переехала жить к нему. В 19 у молодых родителей появился сын. Когда Марине исполнилось 20, муж решил, что больше не любит Марину, а любит соседку Юлю и вообще, в 24 года быть женатым несолидно. Что ж, бывает: ранние браки, любовь, которая приходит и уходит, семейная лодка разбивается о берег быта и… раньше финал этой истории был буквально классикой жанра: Марина остаётся одна с сыном, родители худо-бедно помогают ей встать на ноги, Миша гуляет, а потом снова влюбляется и женится, на этот раз уже более осознанно. Но сейчас всё по-другому, по-европейски: отец с матерью имеют равные права на ребёнка. Миша обращается в суд, который определяет место жительства его сына от Марины с ним на том основании, что у Марины нет московской прописки и российского гражданства, а у сына и отца российское гражданство есть. То, что 24-летний парень вовсе не собирается заниматься ребёнком, всем понятно, но у него есть мама, которая очень хочет растить внука. С ней, собственно, и живёт сейчас сын Марины, в то время как она ходит по различным инстанциям, собирает бесконечные справки отовсюду, включая туб- и наркодиспансеры, для того чтобы всё-таки получить российское гражданство.

Аналогичная история происходит уже несколько лет с Ксенией Филимоновой и её дочкой Полиной, которую пытаются отнять бывший муж Ксюши и его мать. Об этой истории «Частный корреспондент» писал в статьях «Игрушка для бабушки» и «Астахов, ауу!».

Да что там говорить, даже «звёздные» мамы порой оказываются не в силах противостоять внезапно проснувшемуся в их бывших мужьях отцовскому инстинкту. Вспомним историю знаменитой владелицы сети фитнес-клубов Ольги Слуцкер и её бывшего мужа-сенатора, который отсудил у неё детей. Столь же нерадивой матерью для своих сыновей, по мнению московских судей, оказалась продюсер Яна Рудковская. Её бывший муж Виктор Батурин, с которым суд постановил оставить проживать детей, до сих пор ограничивает их общение с матерью.

Каким мотивом руководствуются отцы, затевая войну с бывшими женами за детей, — отцовской заботой или желанием сэкономить на выплате алиментов? Московские суды считают, что первым.

Источник:www.chaskor.ru/article/klub_samostoyatelnyh_ottsov_19071

Комментарии

  1. Елена:

    Как же мать выплачиваются алименты находясь в декрете ( на ребенка что с отцом )когда у нее новая семья , двое детей или она безработная?

Комментарии