Торжество фемшизы: женские квоты в Германии

Торжество фемшизы: женские квоты в Германии

Вопрос о «женских квотах» для крупных немецких компаний поссорил женщин-министров в правительстве Ангелы Меркель. То, что бизнес-элиту Германии формируют мужчины, сомнений не вызывает. Среди 190 руководителей компаний, входящих в индекс DAX (30 крупнейших публичных корпораций Германии), только семь женщин. Необходимость менять это соотношение очевидна, проблема в том, как это сделать: принудительно, приняв специальный закон, или добровольно, договорившись о самоконтроле со стороны компаний.

Вопрос о квотах стал яблоком раздора для трех женщин в правительстве Германии. Подняла эту тему министр труда Урсула фон дер Лайен (Ursula von der Leyen). Она потребовала от компаний DAX дать четкий ответ на свое предложение ввести квоты для женщин в 30 процентов к 2018 году. Лайен настаивает на принятии закона, а в перспективе и штрафных санкций для тех, кто его не будет соблюдать.

Министр по делам семьи Кристина Шредер (Kristina Schroeder), напротив, считает, что волевым решением, спущенным сверху, проблему не решить. По ее мнению, нужно исходить из того, что компании будут самостоятельно в зависимости от собственных потребностей увеличивать процент женщин на руководящих постах. Сама Шредер работает над альтернативным проектом закона о «свободных квотах». Она предлагает обязать компании каждый год отчитываться о работе в этом направлении. Если концерны будут игнорировать проблему, то им может грозить штраф в 25 тысяч евро. Оппозиция отмечает, что это смехотворная сумма для крупных компаний: им легче выплатить ее и забыть о квотах на целый год.

Министр юстиции Забине Лойтхойссер-Шнарренбергер (Sabine Leutheusser-Schnarrenberger) заняла промежуточную позицию. Она выступила против законодательного введения квот, но не исключила этот вариант окончательно и предложила подождать до 2013 года. По ее мнению, в обществе вот-вот начал меняться менталитет и полноправие между мужчинами и женщинами уже не за горами.

Встреча министра труда с представителями крупных концернов состоялась 17 октября. Вводить «женские квоты» законодательно они, естественно, отказались, но обещали стремиться к тому, чтобы на руководящих позициях в 2020 году было до 35 процентов женщин. В целом, было наивно со стороны Урсулы фон дер Лайен предполагать, что правления компаний, в которых более 96 процентов составляют мужчины, решат что-то изменить в пользу женщин.

Первопроходец
Крупнейший немецкий телекоммуникационный концерн Deutsche Telekom стал первой из компаний, входящих в список DAX, которая ввела «женские квоты». К 2015 году доля женщин среди менеджеров должна достигнуть 30 процентов. Пока они составляют всего 12,5 процента сотрудников концерна.

Большим шагом вперед министр труда посчитала уже то, что они представили свои планы в отношении квот для женщин. В авангарде компания Deutsche Boerse, у которой в штате уже 36 процентов женщин. К 2015 году их доля среди менеджеров высшего и среднего звена будет составлять 20 процентов, а на низшем — 30 процентов. Среди сотрудников Adidas 26 процентов составляют представительницы прекрасного пола, и в ближайшие четыре года их должно стать на шесть-девять процентов больше. Следом расположились Allianz (24,7 процента), Henkel (28,5 процента) и Volkswagen (23,8 процента).

В то же время в Siemens всего десять процентов женщин, и к 2015 году там собираются увеличить это число всего на два-три процента. В Lufthansa работают женщин всего 15,5 процента, в Daimler — 12 процентов, а в BMW — 8,8 процента. Резких рывков вперед никто из них делать не собирается.

В мелком бизнесе не лучше

Газета Hamburger Abendblatt решила проверить, действительно ли в бизнес пробиваются одни мужчины, на частном примере в округе Шторман (Storman) в Шлезвиге-Гольштейне. Издание решило провести опрос не среди крупных концернов, а в местных небольших фирмах. Интересно, что две трети компаний отказались называть процент женщин, работающих у них. Некоторые рассказывали, но просили, чтобы их не цитировали или не называли по имени. Издание делает неутешительный вывод, что не только крупный, но и мелкий бизнес находится в руках мужчин.

Одни компании объяснили, что причина в беременности. Женщина в этот период может выполнять только удаленную работу, а есть такие позиции, которые требуют постоянного присутствия. Кроме того, не хватает яслей и детских садов, куда женщины могли бы отвести маленьких детей. При этом сотрудник одной из фирм признался, что в обществе якобы с осуждением смотрят на женщин, которые отдают детей в детский сад.

Для воинствующих феминисток этот вопрос — лишний повод порассуждать о мужском шовинизме и необходимости отвоевывать власть. Ответственная по вопросам равноправия в городе Аренсбург (крупнейшем городе округа Шторман) Габриэла Фрике (Gabriele Fricke) заявила, что квота в 30%, введенная на законодательном уровне, будет только началом. «Мы составляем половину человечества. Нам положена половина власти. Наша цель — 50%», — заявила Фрике по поводу «женских квот».

По ее словам, термин «Quotenfrau» (квотированная женщина), который распространен в Германии, абсолютно некорректен, потому что, для того чтобы получить высокую должность недостаточно быть просто женщиной, а нужно еще обладать соответствующей квалификацией. Но наверху так много мужчин, утверждает Фрике, что женщинам просто не дают шанса пробиться туда.

Власти решают не те проблемы

Оппозиция же набросилась на правительство Меркель не столько потому, что оно никак не может договориться с крупными компаниями и идет у них на поводу, а потому что решает не те проблемы. Пока в Германии женщины получают приблизительно на 25% меньше за ту же работу, что и мужчины, говорить о равноправии не приходится и ожидать от концернов введения квот для женщин тоже. Об этом заявил, в частности, глава Социал-демократической партии Германии (СДПГ) Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel).

Он подчеркнул, что за спорами министров о квотах, все забыли, что и глава Министерства труда, и глава Министерства по делам семьи, являясь представителями правящей партии ХДС, единодушно блокировали продвижение принципа «Одинаковая зарплата за одинаковую работу». А ждать, что мужчины в наблюдательных советах добровольно отдадут свои должности женщинам, бессмысленно, подчеркнул Габриэль.

Квоты для женщин в ЕС
На данный момент пять стран Евросоюза ввели квоты для женщин на законодательном уровне. Среди них Норвегия, Франция, Испания, Нидерланды и Исландия. Подобные законы обсуждаются сейчас, помимо Германии, в Швеции, Бельгии и Италии. Кроме того, Еврокомиссия планирует ввести квоты по всему ЕС.

В качестве примера для подражания сторонники квот пропагандируют опыт Норвегии. Там с 2003 года введены квоты для женщин в наблюдательных советах крупных компаний. С 2008 года в почти 400 зарегистрированных концернов действует «женская квота» в 40 процентов. В норвежском нобелевском комитете, который решает судьбу премии мира, из пяти членов только один мужчина. В этом году они решили отдать премию трем женщинам из Африки и Йемена, назидательно пишут немецкие газеты.

Дарья Ерёмина

Источник: лента ру

Комментарии

  1. Александр:

    Феминистки в своём вранье вконец запутались. Вот два взаимоисключающих, с точки зрения логики, пункта:

    1. Доля женщин составляет всего 10% (одним словом, цифра что ни меньше).
    2. Женщинам, имеющим одинаковую с мужчинами квалификацию и выполняющим одинаковую работу, платят на 25% меньше.

    У меня как у человека, стремящегося получить максимальный доход, вопрос к феминисткам: объясните мне, почему же тогда немецкие работодатели набирают всего-то 10% женщин? Это же такая дешёвая рабсила! Если их зарплата при одинаковом объёме и качестве работ ниже мужской, то им прямой смысл набирать не 10%, а 100% женщин, сократив тем самым расходы на 25%!!! Почему же они этого не делают? Вот ведь загадка какая…

    • admin:

      Вы думаете, что это первый «косяк» феминисток? :-)) Феминизм построен на бреде.

      Само по себе то, что капиталист, который прекрасно считает прибыль и эффективность своего предприятия «почему-то препятствует» занятию руководящих должностей женщинами, которые, по убеждению феминисток, со своими обязанностями справляются лучше мужчин, — эта «нелогичность» почему-то не бросается им в глаза. Почему «прекрасные специалистки» нуждаются в особых правилах на рынке труда, если они такие хорошие работницы?

Комментарии